Грузия: джаз как часть жизни — часть 1

Столица Грузии в течение последних двадцати лет прочно утвердилась на джазовой карте мира в качестве одного из центров и столпов джазовой музыки. Это произошло благодаря ежегодным фестивалям джаза, которые неизменно проводятся  в Тбилиси с 1995 года.

Это что касается осенних форумов, а кроме того следует иметь в виду и ежегодные летние фестивали на черноморском берегу в  Батуми. Впрочем, джазовое движение начиналось в Грузии еще с середины 50-х годов прошого века, затем активизировалось в конце 70-х годов, а в 80-е годы состоялись фестивали, которые произвели на любителей джаза огромное впечатление, в том числе и за пределами Грузии. Особенно следует сказать о сенсационном фестивале 1989 года, собравшем сразу восемь ансамблей из США, в каждом из которых наличие легендарных имен — звезд первой величины — превысило самые большие ожидания. Как же все это происходило?  

1. Музыка  «оттепели» в советской упаковке

Джон Колтрейн, выдающийся американский саксофонист, прозванный «мессией джаза», утверждал, что эта музыка напрямую обращается к душе. «А значит, — верил он, — джаз способен излечить наш продажный, сбившийся с пути, мир». 

«Главное, что может дать музыкант своим слушателям, это картина чудесных видений, которые открываются ему в Мироздании», — говорил он, философ с саксофоном в руках.  

Душевность, мечтательность, артистизм и склонность к импровизации свойственны людям издавна. Джаз существует, исповедуя различные стили, направления и формы выражения, уже целое столетие, однако мечта Колтрейна —  излечить и спасти с его помощью «продажный мир» — все еще не реализована. Задача слишком тяжела, хотя без этой музыки, как и без искусства в целом, жизнь человечества выглядела бы еще более удручающей. Столетие однако прошло не напрасно: джаз получил широкое распространение, и Грузия исключением не стала. Тому способствовали те самые душевность, артистизм, склонность к импровизации и музыкальность, позволившие местному населению, или, точнее говоря, той  культурной прослойке горожан, которые оказались лучше готовыми к восприятию нового искусства, впитать особенности неведомой ранее музыки. 

Джаз в Грузии, если говорить об эпохе его зарождения в местных условиях, зазвучал, пусть и робко, с понятной осторожностью, в середине 50-х годов. Правда, сравнительно недавно стало известно, что первое джазовое трио было создано в Тбилиси еще раньше, 70 лет назад. Покойный директор Грузинской филармонии Дориан Кития рассказывал как-то, что в день всеобщего ликования, 9 мая 1945 года, в политехническом институте состоялся полуторачасовый концерт, в котором десять минут было отведено выступлению трех студентов — гитариста, контрабасиста и барабанщика. Просуществовало трио недолго, но такой факт имел место. 

Прошло еще десять лет, и появились первые джазовые оркестры, созданные в вузах: к примеру, в том же ГПИ, Институте инженеров железнодорожного транспорта (ТБИИЖТ), сельхозинституте. Затем был создан Государственный эстрадный оркестр «Рэро». Ими руководили Иосиф Тугуши, Даниил Браславский, Адольф Ованов, Константин Певзнер, и все они пользовались популярностью и успехом. В основном исполнялись патриотические песни, пародийные номера с критикой западного образа жизни, грузинские, российские и прочие эстрадные песни и инструментальная музыка. Порой исполнялись и те популярные образцы американской музыки, включая песни из фильмов, которые считались приемлемыми для репертуара. Но это было редкостью, своего рода исключением из правил.  

Приезжали оркестры с замечательным репертуаром для тех времен и с превосходным звучанием, возглавляемые подчас широко известными деятелями культуры, композиторами и инструменталистами. Достаточно назвать имена гастролеров из Москвы и Ленинграда — оркестры под управлением Александра Цфасмана, Леонида Утесова, Якова Скоморовского, Эдди Рознера, Олега Лундстрема, Бориса Ренского, Московский женский духовой оркестр. Приезжали, конечно, и оркестры из Баку и Еревана. 

Потом, в конце 50-х годов, пользуясь тем, что идеологический «железный занавес», отделяющий СССР от западного мира, был в той или иной степени открыт, в Грузию стали возвращаться эмигранты, а с ними из Шанхая вернулся и трубач Георгий Габескирия со своим оркестром. 

Он еще более усилил в Грузии интерес к джазу, показывая добротные образцы исполнения, как и довольно высокое мастерство солистов-импровизаторов. В тот период на киноэкранах появился фильм «Серенада солнечной долины», в котором снимался оркестр американского тромбониста Гленна Миллера, и эта трофейная лента настолько захватила воображение зрителей, что стала  дополнительным стимулом для увлечения джазовым искусством как таковым, и, в частности, оркестровой музыкой. 

В Тбилиси без особого опоздания стали возникать свои оркестры и малые составы. Они выступали в парках и на концертах в филармонических залах, на предприятиях, играли в перед началом сеансов в кинотеатрах. В республиканском дворце учащейся молодежи, наряду с множеством кружков, появился духовой оркестр, где можно было научиться играть на трубе, саксофоне, тромбоне, валторне. Эту «школу духовиков» возглавлял педагог и музыкант Николоз Чичинадзе, причем   оркестр почти всегда  участвовал в праздничных гражданских парадах. 

Появлялось все больше тех, кто всерьез и основательно был увлечен этой музыкой. К примеру, одержимых и страстных коллекционеров тогдашних виниловых дисков. Их фонотеки подчас  насчитывали сотни, а у кого-то впоследствии и тысячи граммпластинок, хотя находить их и приобретать, или, как говорилось тогда, «доставать», было делом непростым. Все эти неспокойные и предприимчивые люди охотно обменивались информацией, переписывали музыку друг у друга с магнитофонов, слушали ее и обменивались мнениями, делились впечатлениями, улучшали, скажем так, джазовый климат. Имена обладателей этих сокровищ, каковыми были влюбленные в джаз тбилисские парни, склонялись с утра до вечера. Назовем несколько из них: Гайоз Канделаки, Эмиль Матевосов, Заур Читава, Гиви Гачечиладзе, Тамаз Курашвили, Роман Гумашян, Гурам Канделаки, хотя можно называть еще. 

Ими интересовались, им завидовали, у них учились искусству понимать способы коллекционирования, отличать настоящую, подлинно ценную, музыку от мнимой, ненастоящей и не слишком стоящей, удивлялись терпению в многодневном и многомесячном  поиске нужного диска…

Нодар Броладзе

Источник: sputnik-georgia.ru

Комментарии закрыты.