Грузия, джаз как часть жизни часть 2

        Столица Грузии в течение последних двадцати лет прочно утвердилась на джазовой карте мира в качестве одного из центров и столпов джазовой музыки. Это произошло благодаря ежегодным фестивалям джаза, которые неизменно проводятся  в Тбилиси с 1995 года. Это что касается осенних форумов, а кроме того следует иметь в виду и ежегодные летние фестивали на черноморском берегу в Батуми. Впрочем, джазовое движение начиналось здесь с середины 50-х годов прошого века, затем активизировалось в конце 70-х годов, а в 80-е годы состоялись фестивали, которые произвели на любителей джаза огромное впечатление, в том числе и за пределами Грузии. Особенно следует сказать о сенсационном фестивале 1989 года, собравшем сразу восемь ансамблей из США, в каждом из которых наличие легендарных имен — звезд первой величины — превысило самые большие ожидания. Как же все это происходило?  

 3. Как Тбилиси стал фестивальным центром   

Гайоз Канделаки, выпускник автотранспортного факультета ГПИ, где он в годы студенчества основал молодежный клуб «Пиросмани», увлекался музыкой и баскетболом. Ему было только 23 года, когда тбилисские городские власти предложили предприимчивому молодому человеку возглавить муниципальный отдел благоустройства. Вскоре он взялся за переоборудование помещения под мостом Бараташвили, чтобы использовать его в качестве  молодежного клуба. Так в Тбилиси появилась первая обитель для творческих молодых людей.

Собирались охотно и показывали спектакли, картины, устраивали концерты эстрадной, джазовой и рок-музыки. Александр Киладзе создал свой оркестр, который затем выступал вместе с вокальным ансамблем «Джаз-хорал». Был и другой ансамбль — «Джаз-нонет», из девяти исполнителей. Любителей и тогдашних исполнителей  джазовой музыки этот клуб особенно притягивал. Таких, к примеру, как контрабасист Тамаз Курашвили, трубач Энвер Хмырев, пианисты Александр Раквиашвили, Энри Лолашвили, Эдуард Исраэлов, саксофонисты Александр Манджгаладзе и Сосо Касрадзе, гитаристы Давид Мастеранов и Роман Брегвадзе, вокалистки Ирма Сохадзе, Инга Перадзе, Гулико Чантурия.

Приглашались для совместных выступлений музыканты из других городов и республик — чаще из России, Азербайджана, Армении. Приезжали довольно известные к тому времени инструменталисты — трубач Герман Лукьянов, пианисты Леонид Чижик и Михаил Окунь, певицы Лариса Долина и Татевик Оганесян. Жизнь в клубе, первым президентом которого  был Канделаки, бурлила до тех пор, пока он там работал в течение пяти лет. Затем его назначили директором городской филармонии, которая перешла в новое здание. И в первые же месяцы работы на новой должности он задумал проведение всесоюзного фестиваля джаза и достиг этой цели в 1978 году.

Гайоз сумел убедить партийное руководство в эстетической целесообразности столь масштабного мероприятия, способного сблизить музыкантов и аудиторию разных республик. И когда в 1977 году в Тбилиси состоялись вечера джаза, то это, по сути своей, был международный смотр, ставший своего рода репетицией к более значительному событию. Вечера эти собрали лучших исполнителей из Вильнюса и Таллинна, Москвы, Киева, Баку, Еревана, Ростова, и все они вместе с тбилисскими музыкантами убедили в правильности решения директора филармонии, знатока и энтузиаста джаза, а главное — энергичного менеджера, провести в грузинской столице первый большой всесоюзный форум джазменов.

 Через год он и состоялся — Фестиваль-78, ставший демонстрацией возможностей сотен инструменталистов, до того не слишком известных, но довольно даровитых. В нем участвовали почти все из тех музыкантов, которые упомянуты выше, и множество других. Прибывшие из разных республик, они вместе с хозяевами сцены впервые за всю историю Советского Союза получили возможность собраться и ближе познакомиться друг с другом, показать свой творческий уровень, понять суть свежих тенденций и разницу в стиле и трактовке произведений.

Они, что любопытно, играли не только американскую музыку — в смысле композиций, известных как «стандарты», но и собственные сочинения. Можно, к примеру, назвать пьесы ленинградского мультиинструменталиста Давида Голощекина, азербайджанского пианиста Вагифа Мустафа-заде «Мугам» и «В ожидании Азизы», композицию контрабасиста Тамаза Курашвили «Самый жаркий день в Баку», «Свидание» эстонского саксофониста Хельмута Анико, произведения пианиста Николая Левиновского, саксофониста Игоря Бутмана и множество других.  

Важно, что тогда все поняли одну простую вещь: регулярные встречи музыкантов позволяют им совершенствовать мастерство и находить верные ориентиры в творчестве. И все были довольны этим шансом заявить о себе. Фестиваль получил очень неплохую прессу, в том числе и за рубежом. Появились новые имена, возникло более полное представление о потенциале мастеров джазовой музыки в стране, где она официально не слишком культивировалась. Хотя были во множестве и прецеденты успешного выступления тех или иных ансамблей, в том числе и за рубежом.  

После этого Канделаки вместе с той же группой организаторов начал готовиться ко второму в Тбилиси фестивалю, международному, с участием музыкантов из социалистических стран. Он состоялся в 1986 году. И тоже с очевидным успехом. Но Гайоз вынашивал план еще более дерзкий.

На фестиваль-86 прибыли не только музыканты, но и, скажем так, активные «проповедники джаза» в лице экспертов и критиков, журналистов. С гостями из Польши, в частности, с редактором музыкального журнала Павлом Бродовски и руководством международного фестиваля «Джаз-Джембори» в Варшаве Анджеем  Биком он был уже знаком, как и с Уллисом Канновером, многолетним ведущим джазовых передач на радио «Голос Америки». 

Источник   sputnik-georgia.ru

 

Нодар Броладзе

Источник: sputnik-georgia.ru

Комментарии закрыты.