Лариса Дабижа

Лариса ДабижаРодилась во Львове. Поэт, художник, сценарист. Окончила отделение книжной графики Украинского полиграфического института. Стихи публиковались в журналах «Звезда Востока», «Ёшлик», «Интерпоэзия», альманахе «Малый шелковый путь» и др. Живет в Ташкенте.
БОДХИСАТТВА


Eжегодный обряд возвращения
Огромный Ворон – для многих черный –
С закрытыми глазами полными света –
Зеркальный, розовый
В нем отражается весь цвет. Как в самый первый День –
Помогает ему увидеть себя до Начала:
Он дерево
Он пчела
Он цвет
Он звезда
И под ним не прогибается ветка

АЛМАЗНЫЙ ОТСВЕТ ДЕКАБРЯ


обмакнешь прядь волос в хаос живого снега
размышляя об Эно – шестом патриархе
выводишь иероглиф «солнце» в центре чарующего полночного круга –
тают родниковые ледники гор Шэншень
возносясь облаками над морем, в котором давно нет воды

ЛЮБОПЫТСТВО ЧЕРЕЗ ТЫСЯЧИ ЛИ


Kак там в Моем Китае – снег – и по следам тигров можно узнать дорогу на Юг
или дождь – намокших белых лисиц почти невозможно отличить от рыжих
а если жарко – горные коты теряются в тенях бамбуковых полос
хотя наверно пасмурно – в прозрачных ручьях рыба видна издалека
и над серебристым туманом неподвижны драконы.

ИСКУССТВО ПЕШЕЙ ПРОГУЛКИ


там куда зовут узкоглазые птицы цвета китайского чая
небо выткано мыслями о пухе белой цапли

реки, оперенные джонками, воздушными змеями летят над дорогой
твой взгляд – иероглиф «Странник» на свитке Китайской Стены

ветер отражается в мерцающей кроне древнего дождя
и в слезах снов когда ты зажмуриваешься, разжимая пальцы

Ладонь возвращает теплый узор чужого слова «Чань»
обозначенный пьянящей тушью между линией сердца и линией ума

из всех прикосновений мы оставим молчание
из ускользающих оттенков времени – выберем сумерки

найдем дерево отмеченное светом, и по тени его ствола
как по мостику вернемся в облако книжной пыли

глоток зеленого чая запах жасмина случайная мысль о небе
ты что-то сказал на странном языке и я поняла – это гунъань

(MAGNI NOMINIS UMBRA)


Oн топил свое отражение в озере
разбрызгивая стразы парковых огней
спивающийся двойник Александра великого
утративший сходство время и ключ от Вавилона
ящерицы двоились в бактрийской траве
крушением колесницы зияла скамья безлюдной аллеи
ладонь как изрубленный щит скрывала самозванство
но его вены пахли дымом а волосы пылью поражения
шрамы на теле (карта присвоенных побед) не означали больше ничего
хромали изношенные сандалии
а ночь все еще теребила смятые складки туники как обознавшаяся
слепая гетера
стон – и стертый боевой клич опередил порыв ветра
танцующее кафе топотом множества ног напоминало
Буцефала потерявшего всадника посреди искаженной воспоминанием битвы
когда блеснул, угасая, укатившийся шлем ущербной луны

ФИЛОСОФ


Tак и не знаешь куда идти:
горы летят мимо горячего города
рыбы льнут к холодным камням на дне Ахерона
зреют плоды в пепельной пене Афин
– Где живет Сократ?
– Не помню (жестом приближая полдень).
В сухой канаве мертвая змея:
блеклая дорога затаилась за красным домом – и ее хотели затоптать
там
у самого края подорожник хранит под своей ладонью
след босой ступни

УКРАИНСКИЕ ЯГОДЫ


Пять-шесть лет со дня моего рождения:
Женщины обесцвеченные трудом возвращаются с полей
пряча известный им ответ в улыбках – спрашивают:
– какая у тебя корова?
– зеленая
тогда я еще не знала что она черного цвета
из прозрачности детства я видела ее травяную
наполненность жизнью

когда мой возраст увеличился вдвое
с восходом провожала ее – зеленую теплую несущую в рогах
туман цветения шиповника
к майдану у полуразрушенного опустошенного храма
где люди оставались стоять молча точно ждали своего пастыря
а животные доверенные пастуху уходили в молочный шиповник

в этом облаке пахнущем сметаной пшеницей и глубокой рекой
зеленые коровы не умирают никогда

шиповник отцвел – как же красные капли его плодов пронзительны