Алексей Кирдянов (Алимкулов)

kirdyanovРодился 10 марта 1967 г. в Ташкенте. Поэт, прозаик, эссеист. В 1984 г. поступил в Ленинградское высшее военно-политическое училище противовоздушной обороны и до 1993 г. жил в России. В 1993–1995 гг. жил в Ташкенте, работал в учебно-научном центре «Корчалон» Института молодежи Узбекистана. В 1995 г. переехал в Санкт-Петербург, где занимался писательской и журналистской деятельностью. В декабре 1998 г. вернулся в Ташкент. Работает журналистом. Стихи публиковались в журналах «Звезда», «Риск», «Нева», «День и ночь», «Восток свыше», альманахах «Urbi» и «Малый шелковый путь». Проза, эссе и критика публиковались в альманахе «Urbi», журналах «Октябрь», «Знамя», «Питерbook+», «Дружба народов», «Русском журнале». Книги стихов «Ночь» (1996) и «Классическая роза» (1999). Участник 3-го, 4-го, 5-го и 6-го Ташкентского открытого фестиваля поэзии (2003, 2005, 2006, 2008). Член Союза российских писателей (Союз писателей Санкт-Петербурга). Живет в Ташкенте.
ОТМЕЧАЯ ОДНУ ДАТУ


Не к лицу мне, вроде бы, веселье.
Я не прав, что весел: впереди
мне не будет утешенья.
Лишь дожди.

Как, друзей уход предвосхищая,
хорошо понять: верны враги.
Не уходы мне мешают.
Но… шаги.

Веселюсь я, упиваюсь бредом:
мой двойник уходит. Уходи!
И… идут – как будто следом –
о, дожди.

* * *


Прошлое счастье – потеря,
будущего не видать.
На ночь и окна, и двери
незачем мне закрывать.

Пусть будет в комнате ветер
всклочивать темную муть –
я все равно до рассвета
глаз не сумею сомкнуть.

В кресло, под голые стены,
сяду, укутаюсь в плед.
Будут вошедшие тени
молча в глаза мне смотреть.

О, как знакомы их лица!
Нежность в улыбке храня,
«Что же, – спрошу, – им не спится,
им, позабывшим меня?»

* * *


Вновь потеряна страница
в книге. И опять
сигаретный дым струится.
Поздно. Поздно спать.

Выбираю я невинно –
сну ли вопреки? –
сигарету, свет камина,
тень моей руки.

Ночью лица на портретах
трудно различать.
Потому ль, что понял это,
не желаю спать?

И понять осталось мало,
и надолго знать:
неожиданно мне стало
некого терять.

Ночь. Потеряна страница
в книге. И опять
вспоминаю милых лица,
милых… Поздно спать.

* * *


Мы смотрели друг другу в глаза,
нам казалось, что ночь бесконечна.
А в глазах – бирюза, бирюза
и вопросик-надежда: навечно?

А к утру не осталось вина.
Ночь окончилась быстро, беспечно.
А в глазах – легкий стыд и вина,
и вопросик-насмешка: навечно?

* * *


       Верните мне замок и город назад.
Неизвестный автор.

Ленинградская полночь –
начинаю с нулей.
Здравствуй, город, и полно!..
В сердце ночи налей.

Все твои переулки –
черной радости цвет.
Для печальной прогулки
лучше города нет.

Надышаться мне ветром
дай до одури, всласть.
Заведи меня в недра,
где крепка твоя власть.

В звуках ветра пойми же
мой приветственный бред.
Я пришел, чтоб услышать
твой безмолвный ответ.

Не жалей для печали
обжигающий снег –
пусть кружит над плечами,
замерзает у век.

Мне оставь же надежду
на еще один бред:
повидать тебя прежде,
прежде чем умереть.

НОСТАЛЬГИЯ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ


Старшему другу-поэту Вадиму Алексеевичу Свириденко.

Снова пройду… Ленинградом –
серым, сырым, непарадным.
Включат вот-вот фонари…
Город, молчи… говори…
Улиц асфальтом щербатым,
цветом небес сероватым –
город навек знаком…
В горле – соленый ком.
Да! вот на этой брусчатке
с жизнью затеял прятки.
Только – не проиграл:
город не потерял.

«Где тут, – приезжий спросит, –
улица зодчего Росси?»
И доведу невзначай.
Улица, здравствуй! Прощай!

* * *


Шампанское в стакан налью и выпью.
Есть повод. Все равно теперь, который час.
И немоту прерву паучью эту, рыбью:
за то, что Бог не спас!

В который раз встречаю одиноко
я Новый год? В шестой – считать к чему?
Надкушен шоколад и сигарет немного…
Всё – одному!

Перед глазами снова лица
любимых мной стоят… Я знаю: хмель.
Шекспир закрыт, заложена страница…
Метель.

ПОЕЗДКА В САД


Наконец вернулся я, и звенит трамвай:
«Место незнакомое, Алексей, узнай».
Новостройки «новые» – старые, как свет.
Меж домами улочек и различья нет.
Солнцу негде спрятаться – нет и деревца,
и довез трамвай меня до старого кольца.
Здесь у поликлиники был когда-то сад.
Где же? – под себя подмял сад Юнус-Абад.
Но готов проехать я в восемь лет назад,
чтоб сойти с трамвая в яблоневый сад.