Армения: cмешение веры и филантропии

Одни мультимиллионеры-меценаты спонсируют университеты и больницы, другие – кампании по иммунизации. А в Армении, судя по всему, сверхбогатые предпочитают строить церкви.

В текущем году ряд обладающих большой властью и богатством лиц, не известных при этом особой религиозностью, предоставили средства на постройку пяти церквей. Магнат Гагик Царукян, основатель «Процветающей Армении», одной из крупнейших политических партий страны, спонсирует два из пяти храмов – в ереванском районе Нубарашен и городе Нор Ачин неподалеку от столицы. В целом Царукян был вовлечен в строительство или реконструкцию семи церквей с 2000 года, потратив на эти цели десятки миллионов долларов.

Миллионер и премьер-министр РА Овик Абрамян и его семья, имеющая интересы в пищевой промышленности страны, построили церковь в Арташате. В июне французский филантроп армянского происхождения Саркис Петоян построил церковь в расположенном на берегу одноименного озера городе Севан. А живущий в России миллиардер Самвел Карапетян, сколотивший состояние в сфере недвижимости, спонсирует возведение храма в Ереване.

Пытаясь объяснить, почему строительство церквей стало в Армении столь популярным видом благотворительной деятельности, некоторые наблюдатели приводят тот факт, что армянский народ в 301 г. н.э. первым принял христианство в качестве официальной религии. Они добавляют, что религия продолжает играть центральную роль в армянской истории и культурной идентичности.

Но могут быть и другие объяснения. Например, Абрамян и члены его семьи построили церковь в Арташате когда сын Абрамяна, Аргам, баллотировался на пост мэра города. (Закон в Армении не запрещает государственным должностным лицам делать благотворительные пожертвования). Абрамян-младший, зять любителя строить церкви Царукяна, одержал победу на выборах.

В целом, по информации аппарата Католикоса Гарегина II, духовного лидера армянской церкви, с 1999 года было построено или восстановлено примерно 250 церквей и монастырей.

Меценаты неохотно делятся подробностями касательно своих пожертвований. «Мы никогда не обнародовали, какие финансовые инвестиции были сделаны в сфере церковного строительства, потому что это было сделано исключительно из набожности», – сказала Ивета Тоноян, директор благотворительного фонда Гагика Царукяна – организации, курирующей проекты по строительству церквей.

Магнат Самвел Карапетян не смог сказать, сколько конкретно он выделил на благотворительные цели. «Не могу точно сказать. Возможно, несколько миллионов», – сказал он журналистам в апреле на церемонии начала строительства спонсируемой им церкви.

В соответствии с налоговым кодексом Армении, благотворительные организации освобождаются от налогов при покупке материалов, переводе денег или проведении работ в рамках строительства новой церкви. Благотворители также не платят налоги при покупке участков земли для постройки храмов. Кроме того, делающие благотворительные пожертвования физические лица могут воспользоваться налоговым вычетом, не превышающим четверти процента общей суммы НДФЛ.

Армянская апостольская церковь берет на себя затраты на выплату зарплат духовенству и обслуживание зданий, которые порой достигают десятков миллионов долларов, отметил в своем майском выступлении в парламенте бывший премьер-министр Грант Багратян, ныне являющийся оппозиционным депутатом. Церковь заявляет, что названные Багратяном суммы являются неверными.

Церковь не задает вопросы о происхождении средств, на которые стоятся церкви, отметил активист Степан Даниелян, председатель некоммерческой организации «Сотрудничество за демократию». «Это такая сфера, где можно отмывать деньги, и никто не задаст тебе ни единого вопроса», – заявил он.

Представители Армянской апостольской церкви настаивают, что грязных денег в сфере церковного строительства нет. «Если деньги заработаны в результате преступной деятельности, Церковь никогда не согласится их принять, но в этих случаях [когда церкви строятся бизнесменами] кто мы, чтобы судить? – сказал епископ Баграт Галстанян, глава управления по церковным литургическим вопросам в Эчмиадзине, центре Армянской апостольской церкви. – Давайте не будем забывать о презумпции невиновности».

По словам Галстаняна, строительство магнатами церквей обеспечивает работой трудящихся карьеров, чернорабочих и художников, а также духовенство и вспомогательный персонал.

В стране, где официальный уровень безработицы составляет 21%, строительство церквей побудило вопросы о неправильно расставляемых приоритетах. В Нор Ачине, месте строительства финансируемой Царукяном церкви, Маринэ Карапетян, муж которой некогда работал на закрывшейся ныне алмазной фабрике, пожаловалась, что «надо было построить завод, а не церковь». Если бы удалось возобновить работу алмазного производства, «было бы трудоустроено около 500 человек, – добавила она. – Разве не стали бы мы в этом случае больше молиться, и хвалить Царукяна с большей любовью и благодарностью?»

Галстанян утверждает, что новые церкви действительно нужны стране. «Не важно, кто заказал [новый храм], – подчеркнул епископ. – Потому что это вечная ценность, и важно, сколько пользы может принести людям новая церковь, как она может служить обществу».

Гаянэ Абрамян

Источник: russian.eurasianet.org

Комментарии закрыты.