Майдан на Перекопе: зеркальце псевдореволюции

20 сентября 2015 года началась блокада Крыма со стороны Украины, продолжившись и в октябре. «Процесс пошел» через полтора года после состоявшегося референдума и возвращения полуострова вместе со всеми жителями в состав России. Через год с лишним после первых разгромов ВСУ, после многочисленных «котлов» вместо победного парада в Севастополе. Блокада Крыма началась через семь месяцев после заключения второй редакции минских соглашений, через семь месяцев после триумфальной ретирады из Дебальцево. Одновременно с достижением договоренностей о газовом снабжении Украины за счет европейских кредитов, но с учетом дополнительной скидки от правительства РФ.

Особую пикантность ситуации «Перекопаем Перекоп, ни одна фура не пройдет!» придают следующие обстоятельства:

Украинские государственные структуры к блокаде непричастны. Формально. Акцию проводит возмущенная общественность маргинально-националистического толка. Активисты нарисовали на проезжей части трех шоссе пешеходную «зебру» и активно по ней пешеходят. Кругами. Препятствуя проезду грузового автотранспорта и милостиво пропуская легковые машины и рейсовые автобусы.
При этом сотрудники украинского МВД и пограничной службы «несут охрану мест проведения общественных акций по блокаде Крыма и предотвращают любые возможные провокации», согласно разъяснению президента Украины. То есть блокираторам фактически оказывается государственная поддержка в слегка завуалированной форме.
При этом пресс-службой Правого Сектора (запрещенной в РФ экстремистской организации) целью акции открыто назван «Удар по московским интересам и по нынешней предательской власти в Киеве».
При этом беглые лидеры меджлиса откровенно продвигают создание оптовых баз под своим патронатом, где блокадный товар можно выгодно перепродать.
При этом железнодорожное сообщение с Крымом преспокойно продолжается. Вместимость одного товарного поезда из 100 вагонов равноценна грузоподъемности 300-400 героически остановленных фур.

При этом количество паромных рейсов в Крымский федеральный округ увеличилось пропорционально количеству заторможенных грузовиков из Украины.
При этом потребность крымской торговли в поставках продуктов с украинского материка составляет 7-15 %, в зависимости от наименования и мест продажи. А вот сельхозпроизводители Херсонской области отправляли на полуостров до 35 % своего урожая. И не потому, что у них патриотизм в дефиците – а потому что дефицитен платежеспособный и объемный покупатель.
При этом не то что «голода в Крыму», но даже сколь-нибудь существенного роста цен на полуострове не отмечается.
При этом закон Украины о свободной экономической зоне Крыма продолжает действовать, Верховная Рада с февраля 2014 так и не удосужилась его отменить.
При этом тиражируются призывы полностью перекрыть все автомобильные дороги, помешать железнодорожному сообщению, остановить подачу электроэнергии в угнетаемый Крым и даже неким образом изъять активы российских компаний, работающих на Украине. Но практических шагов в реальном продвижении новых угроз никто не предпринимает.
При этом майдан на Перекопе расходиться не собирается, обрастает всеми атрибутами киевского действа 2013-2014 годов и приобретает постоянный характер.

Развернуты палаточные городки. Стоят ларьки, дымят котлы. Чугунные, не окружные, и дух от них аппетитный. Благоухает сытным, свежим, горячим, а главное – бесплатным трехразовым пайком. Журчит чаек по кружкам и пиалам, бокалы ждут до сумрачной поры. Развеваются флаги на степном ветру, есть и голубое полотнище ЕС. Организован подвоз продовольствия и воды. Активисты без пропитания не могут, прямо здесь готовы харчеваться. Установлена сцена, куда же без нее. Зрелища потребны не только в телевизоре. Собери друзей, разыщи спонсоров и покровителей, нацепи повязку или балаклаву, объяви себя борцом с чем-нибудь и можешь что-нибудь блокировать. На полном пансионе, без необходимости работать в настоящем и с надеждой стать депутатом в будущем.

Все судорожные акции по разрыву торгово-экономических связей с РФ проходят на фоне дальнейшего спада украинской экономики. Согласно отчетности Всемирного Банка (его трудно заподозрить в предвзятости, ВБ продолжает кредитовать Киев), украинское промышленное производство в январе-июне 2015 снизилось на 20.5 %. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, тоже далеким от процветания. Последние удары от лучшего правительства приходятся на сервис – украинские авиаперевозки потеряют до 30 % всего грузопотока, начиная с 25 октября. Крымская блокада подкашивает аграриев, они распродают продукты с большими скидками. Иначе подгнивший/подпорченный товар не реализовать вообще. Несут убытки транспортные фирмы и весь придорожный бизнес. Истерика на тему конфискации российских активов делает немыслимыми сами переговоры о реструктуризации 3 млрд. $ задолженности перед РФ. Денег нет уже и на закачку газа в ПХГ. Кроме выбитого у ЕС кредита на эти цели потребуется вчетверо большая сумма для прохождения зимы.

Перекопский грузовой майдан, как и безумие с отменой авиационного сообщения – яркие признаки недееспособности киевской власти. Обе акции необъяснимы в логических рамках. Обе наносят ущерб украинской стороне многократно больший, чем неудобства стороне российской. Обе загоняют межгосударственные отношения в тупик и вызывают недоумение даже у властей ЕС. Обе продиктованы сиюминутным пониманием ложных целей. Почему-то местные выборы октября 2015 считаются крайне важными и нуждаются в окучивании электората. Но за год после предыдущих выборов провалены все без исключения обещания майданных триумфаторов:

Экономика продолжает падение под откос. Введение ЗСТ с Евросоюзом в январе месяце усугубит деградацию ввиду отмены преференций в торговле с РФ и странами ЕАЭС.
Безвизовый режим с ЕС вместо открытия летом 2014 будет сдвинут вглубь 2016 года под благовидным предлогом миграционного нашествия на Европу.
Рост тарифов продолжается (буквально 1 октября подорожала электроэнергия и городская телефонная связь), инфляция достигла 40 %. Небольшая прибавка к пенсиям и бюджетным зарплатам выглядит форменным издевательством по сравнению со снижением жизненного уровня.
Крым и часть Донбасса потеряны, их жители никак не связывают себя с Украиной. Вместо решительной победы в АТО получилось принуждение к миру – и не силой вооруженных сил РФ, но волей кураторов киевского майдана.
Независимость и честность новой власти, ее обновление, борьбу с коррупцией, служение национальным интересам невозможно обсуждать серьезно.
Если уж посол США публично критикует генеральную прокуратуру как препятствие на пути реформ и весь политический бомонд ему верноподданно внимает.
Призывы к «изоляции агрессора и усилению давления на него» повисают в воздухе, попросту игнорируются киевскими внешнеполитическими адвокатами. Как европейскими, так и американскими.

В сложнейшей ситуации осени 2015 года официальный Киев предпочел громкие пиар-ходы и подкрашивание образа внешнего врага поиску решений в собственных интересах. Блокадный перекопский майдан – осколок псевдореволюции евромайдана.
Он не наносит ущерба Крыму.
Он тратит средства и подпитывает конфликты.
Он игнорирует интересы собственных фермеров, водителей, грузоперевозчиков, всех людей дела.
Он помогает отвлечься от элементарнейшего вопроса «А как живет остальная Россия без украинских продуктов?».
Он призван внести вклад в победу на выборах, помочь в патриотичном распределении доходов от внешней торговли. Он полезен для политиканства и властолюбия, как и масштабные образчики 2004 и 2013-2014 гг. Но в условиях съежившихся финансов, падающей экономики и вообще реальных секторов для генерации доходов является их слабой и локальной копией.
Само понятие «реформы» на Украине уже дискредитировано совокупностью событий последних полутора лет. Осталось выжать досуха понятие «майдан».

ДАША ГАСАНОВА

Источник: grtribune.ru

Комментарии закрыты.