Война — это мир

Война - это мир

Вся страна четыре дня подряд в прямом эфире канала «Культура» и радиостанции «Маяк» читает роман Льва Толстого «Война и мир». Как говорится, всем миром.

И стар, и млад, и матрос, и солдат, и гордый внук славян, и финн, и друг степей калмык. Это и впрямь трогательно, когда оленевод из Ямало-Ненецкого округа на фоне чума читает, пусть и с запинками, доверенный ему отрывок вместе со своим оленем. То есть читает, конечно, оленевод, а его рогатый питомец жует в кадре ягель (или что там они жуют?), шевеля при этом губами — словно повторяя беззвучно слова бессмертного произведения. А вот, к примеру, суровый и беспощадный к врагам Отечества представитель Следственного комитета Владимир Маркин, помягчев от прикосновения к разумному, доброму, вечному, с выражением декламирует свой кусок текста.

Сбылась-таки казавшаяся несбыточной мечта другого классика — поэта Некрасова: «Эх! эх! Придет ли времечко,/Когда мужик не Блюхера/ И не милорда глупого — Белинского и Гоголя/ С базара понесет?» Если бы в те времена уже существовало телевидение, а глагол «понесет» обозначал бы не только действие, связанное с переноской чего-то вещественного, но и был, как сегодня, просторечным синонимом слова «говорить», то последняя строчка у поэта вполне могла бы звучать и так: «С экрана понесет».

А если без шуток, то что, казалось бы, может быть благороднее приобщения широких народных масс к великой и вечной классике? Правда, не очень верится, что аудитория литературного марафона окажется много шире традиционной аудитории канала «Культура». Как сложно представить себе и потенциального зрителя-марафонца, способного одолеть вместе с ТВ бег на столь длинную дистанцию. При этом, наряду с чтением романа писателями и артистами, режиссерами и спортсменами, государственными и общественными деятелями и даже либералкой Ириной Хакамадой, «Культура» предлагает зрительскому вниманию легендарный фильм Сергея Бондарчука «Война и мир», спектакль «Мастерской Петра Фоменко» и оперу Сергея Прокофьева с тем же названием, авторский цикл Льва Анненского «Охота на Льва», документальные фильмы, посвященные духовным исканиям Льва Толстого и истории его семьи.

Плохо ли? Особое удовольствие — редчайший по нынешним временам прямой эфир с его неизбежными накладками, которые не только не раздражают, а, напротив, добавляют всему действу непосредственности и подлинности. Вот один из участников, растерявшись, спрашивает кого-то невидимого: «Я?» «Читаем», — командует режиссер из-за кадра. А вот за участника марафона, не успевшего вовремя принять эстафету, начинает читать «резервный чтец», обозначенный то титром «Елена Швец», то — в следующий раз — титром «Елена Лемешко». Когда к микрофону выходят профессионалы — мастера художественного слова, хочется слушать и вслушиваться. Восторг! Когда же на вахту заступают люди, публичному и выразительному чтению не обученные, монотонно бубнящие толстовский текст себе под нос, порой испытываешь желание их «номера» перемотать. Хотя и они, в общем-то, обедни не портят.

Неловкость возникает, когда ведущая Фекла Толстая (потомок графа Льва Николаевича) «включает» избыточный пафос, заранее оценивая проект как «уникальный, беспрецедентный, грандиозный по задумке литературный марафон, у которого есть все шансы войти в Книгу рекордов Гиннеса». Фекла Толстая ликует: «Масштаб толстовской эпохи соединяется с масштабом крупнейшей российской телерадиокомпании». О как! Мог ли Лев Николаевич мечтать о счастье такого соития, то бишь соединения? Но почему-то его восторженная праправнучка забывает, что при всей грандиозности «задумки» «беспрецедентная акция» все же имеет прецеденты. А старожилы-то припоминают, как к 200-летию Пушкина Первый канал (тогда ОРТ) первым придумал и осуществил всенародное чтение романа в стихах «Евгений Онегин». Много дней подряд разные люди в разных городах и весях читали пушкинские строки. Не нон-стоп. Не 60 часов без перерыва. И не в прямом эфире — но это было, было. Впрочем, в «террариуме единомышленников» не принято воздавать должное достижениям коллег.

Справедливости ради замечу, что как минимум один сотрудник канала-конкурента в проекте ВГТРК поучаствовал. Ведущий Первого канала Петр Толстой (так же как и Фекла, потомок писателя-гуманиста) читает фрагмент романа своего прапрадеда, а сестра в это время запечатлевает на мобильный телефон выступление братца Петруши с большого экрана. Потомку классика — кто бы спорил — зеленую улицу. Да только нейдет из головы, что этот голубь мира в другой, параллельной, так сказать, реальности, подобно многим мальчикам, пропускавшим в школе главы про мир, сосредоточен исключительно на войне. И вся его деятельность до такой степени перпендикулярна взглядам великого предка и идеям его великого романа, что прямо-таки оторопь берет при мысли, как далеко способно укатиться яблочко от яблони. Толстой, ненавидевший войну и любое насилие, и Толстой, воспевающий войну и насилие, — такой исторической «насмешки» нарочно не придумаешь.

Да и вся акция — безусловно, гуманистическая, просветительская, призванная пробудить в людях лучшее — входит в вопиющее противоречие с тем, что творится на других телеканалах ежедневно и ежечасно. Ну да, канал «Культура» в шовинистическом угаре, охватившем федеральное ТВ, а с его подачи — и общество, замечен не был. Однако с масштабами «крупнейшей телерадиокомпании» соединен кровно и прочно. А так не бывает, что вот здесь, на малюсеньком островке, в редкие праздники у нас мир, гладь да божья благодать, а вокруг, на бескрайних полях сражений, дни и ночи напролет — ненависть, кромешный ад и гимн войне.

И когда ведущие канала «Россия» Андрей Кондрашов и Мария Ситтель, отвлекшись от кровожадных «Вестей», в имперских интерьерах Большого Кремлевского дворца задушевно, на два голоса читают божественный текст про любовь Наташи Ростовой и Андрея Болконского, это никак не утепляет их собственные образы, и уж тем более — не зачеркивает то, что они делают на своем рабочем месте (но вероятно, им тоже хочется казаться приличными людьми, не чуждыми прекрасного).

Еще два «голубя мира» — Дмитрий Киселев и Владимир Соловьев — пока в литературном марафоне не засветились, но что-то мне подсказывает, что и они непременно отметятся. Припадут, так сказать, к роднику, прикоснутся к истокам и корням. А назавтра эти голуби, пристегнув железные крылья, снова ринутся в бой. Для них война (совсем по Оруэллу) — это мир, свобода — рабство, а незнание — сила. И даже такая глыба, такой матерый человечище, как Лев Толстой, вряд ли сможет тягаться с поистине безграничными возможностями «крупнейшей телерадиокомпании» в деле «патриотического» воспитания масс. Не тот масштаб. Капля в море.

Ирина Петровская

Источник: novayagazeta.ru

Комментарии закрыты.